Crossover. Terra Incognita

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



love me everyday

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

love me everyday
♫ My Chemical Romance – The Light Behind Your Eyes
http://37.media.tumblr.com/b68c212ec30282f5958eef8ac1f7c0ff/tumblr_n4k2sxb9Ld1ru0dsxo3_250.gifhttp://37.media.tumblr.com/2817044b98d311632a1686e8cf886398/tumblr_n4k2sxb9Ld1ru0dsxo7_250.gif
Kenna, Sebastian de Poitiers

Насильная свадьба. Не каждому она придется по душе. Но ничего уже не поделаешь, механизм запущен, и остается только примирится, тихо проклиная создателей всего этого кошмара. Проклиная Генриха всеми возможными способами, Кенна и Баш стараются найти общий язык, что оказалось не так просто.

+4

2

Lovers and Liars – Buried Alive
what have I done now?
lost again somehow
I'm getting better and better
at making things worse


Нельзя было давить на Генриха. Нельзя было становиться такой надоедливой и настойчивой, надеясь при этом, что все будет в порядке. Это король. Это не мальчишка, от которого можно требовать желаемого до победного конца. Он выполнит обещанное тогда, когда посчитает нужным. И накажет, если не умеешь быть терпеливой. А Кенна не умеет и никогда не умела. И вот теперь она шла рядом с Башем, сопровождаемая в его покои стражниками после свадьбы, которой не хотели ни жених, ни невеста. Неужели Генриху недостаточно того, что он уже сломал ее жизнь, заставив Себастьяна взять ее в жены? Неужели нужно продолжать эти издевательства? Чем она заслужила такое? Что ж, видимо, любовь наказуема. Не стоило верить сладким речам короля. Не стоило поддаваться его шарму и величию. Нужно было повторять "нет" каждый раз, когда тот предлагал ей свое общество. Тогда не было бы никаких проблем. Не было бы этого брака, бремя которого девушке теперь придется нести всю свою жизнь. Она могла бы быть счастлива. Но уже не будет. От осознания того, что будущее разрушено целиком и полностью, становилось только хуже. Девушка еле-еле сумела остановить слезы, когда выходила из тронного зала, но теперь, когда они с Башем остались в его покоях, они полились с новой силой. Сейчас она хотела побыть наедине с собой, выплакаться, попытаться смириться с этой неправильной судьбой. Присутствие Себастьяна раздражало. Он не должен быть здесь, он не должен быть ее мужем. Все это просто страшный сон. Она проснется. Все будет в порядке. Она не будет больше замужем за бастардом, влюбленным в Мэри. Этого не будет, этого не должно быть.
Но это есть. И от этого никуда не убежать. Ведь как бы сильно Кенна не хотела, чтобы сегодняшний вечер оказался кошмарным сном, он был вполне реален. Настолько же реален, как эта комната. И как этот парень, которого она отныне должна называть мужем.

I'm buried alone. I'm buried alive
I should have known. I should have tried
here lies the one who couldn't survive
buried alone, buried alive
so goodnight


Кенна стояла у окна спиной к Себастьяну. Он не должен видеть ее слез. Хватит и той истерики, которую она устроила в тронном зале. Ведь девушка не из тех, кто любит выставлять подобное напоказ. Она же сильная, черт побери. И даже когда жизнь рушится, она должна оставаться сильной. Особенно когда жизнь рушится.
Огромным усилием воли Кенна все-таки сумела заставить себя успокоиться. И все равно она не хотела отходить от окна. Ведь тогда ей придется увидеть новоиспеченного мужа и окончательно признать, что вот он, он здесь, и никуда он не денется. Она не была готова к этому, но однажды все равно придется. И лучше расправиться с этим делом как можно скорее. Стараясь дышать как можно более ровно и размеренно, тем самым сохраняя шаткое спокойствие, девушка повернулась к Себастьяну. Она молчала. Не знала, что сказать. Да и взгляда его она тоже старалась избегать. Боялась, что снова расплачется, если встретится с ним глазами.
- Они все еще стоят там? - наконец негромко спросила она, показывая на дверь. Если стражники ушли, то Кенна могла бы хотя бы тихо проскочить в свои покои. Здесь оставаться она не хотела. О том, чтобы первая брачная ночь была такой, какой она должна быть, понятное дело, и речи не шло. Их брак - недоразумение. Не более того.
- И окно находится слишком высоко, чтобы выпрыгнуть через него, - кажется, начать разговаривать было плохой идеей, так как к горлу снова подступал ком, оповещающий о том, что новый приступ рыданий может прийти в любую секунду. - Значит мы обречены на общество друг друга.
"Обречены на всю жизнь", - заботливо добавил разум девушки, заставляя ее чувствовать себя еще хуже.
Может лучше и правда выпрыгнуть в окно прямо сейчас, избавив себя от страданий?
- Просто дождемся утра, - проговорила она на всякий случай, дабы было совершенно понятно, что супругами они являются лишь официально. И супружеское ложе существует лишь для того, чтобы на нем спать. Да и то, Кенна не отказалась бы от отдельной кровати.
За что, Генрих? За что ты так со мной?

at first I was barely alive
now I'm buried alive

+2

3

To marry a woman who you love and who loves you is to lay a wager with her as to who will stop loving the other first.

«Ты даже заставил стражу проводить нас в мои покои? Ты действительно думаешь, что она не сбежит, как только услышит удаляющиеся шаги твоих верных слуг? Ты так наивен, отец. Ты так глуп! Что случилось с тобой, с твоим рассудком? Зачем ты отдал девушку на верные мучения? Потому что был зол? Единственный и мимолетный порыв сломал ей жизнь.» Мы медленно шли по коридорам замка в мои покои из тронного зала, где только что закончилось все театральное представление, устроенное Генрихом. Тишину нарушали лишь наши шаги. Я понимал, как сейчас чувствует себя леди Кенна. Она,  девушка из знатной и богатой семьи Шотландии, приехала во Францию, чтобы найти себе лучшую партию, нежели я. Бастард короля, который живет при дворе благодаря лишь отцу. Главный конный егерь. Нет, король просто издевается и надо мной, и над леди Кенной. Что я мог дать ей? Вечные муки? Наигранную любовь в стенах замка, милые гримасы на лицах при виде короля, а в моих покоях, теперь уже наших, лишь молчание и злые взгляды.
Как только дверь в покои закрылась, я понял, что Кенна плачет. Я вдруг вспомнил ее рыдания несколько минут назад, в тронном зале, когда она упоминала, что Генрих обещал ей знатного мужчину, который, возможно, смог исполнить бы все ее желания. Я вздохнул. Нет, я никогда не смогу стать примерным мужем, которого всегда так ждала леди Кенна. Я навсегда останусь бастардом, который влюблен в Марию, жену моего брата, пусть и сводного. И этот замкнутый круг навсегда останется со мной. Я буду любить Мэри, королева – Франциска. А Кенна? Она будет несчастна в этом браке, и я точно знал это.
Девушка повернулась ко мне, и я увидел, что успокоиться ей удалось с большим трудом. Мы молча стояли друг напротив друга, не зная, что сказать. Что должен был сказать я? Утешить ее? Пообещать, что все будет в порядке? Нет. Я не хотел врать ей. Наш брак являлся формальностью для Кенны, и я не желал, чтобы он перерастал во что-то большее. Возможно, через несколько десятков лет мы все-таки полюбим друг друга, и будем жить так, как положено настоящим супругам. Но почему-то сейчас я был уверен, что этот брак так и будет проходить в молчании. Мы будем бояться друг друга, будем играть с собственными чувствами на глазах других, изображая счастливую пару. И все будут смотреть на нас с фальшивой радостью в глазах, совершенно не подозревая о том, что, как только солнце перестанет освещать землю, а на небо всплывет луна, улыбки, словно листья, спадут с наших лиц, а все чувства между нами превратятся в пепел, чтобы развеяться по морозному ночному воздуха, а утром возвратиться опять.
О так ли жизни я мечтал? Наверное, нет. Я представлял, как просыпаюсь с первыми лучами солнца и отправляюсь в лес, на охоту. Моя драгоценная мать будет ждать меня у окна, чтобы мы вместе отправились к королю Генриху, к отцу. Мы с Франциском займемся практикой на мечах, а затем он оставит меня для решения каких-нибудь государственных дел. Я смогу поиграть с младшими братьями, научиться стрелять их из лука, драться. А затем я отправлюсь в путешествие по лесу, где встречу какую-нибудь девушку из соседней деревни, возьму ее в жены и смогу навсегда забыть о жизнь бастарда, живя настоящим. Я мечтал нянчить детей, обучать их всему, что знаю сам, но теперь об этом и речи не шло. Теперь я был рабом мимолетного порыва Генриха, который, кажется, начинает сходить с ума. И я был вынужден оставаться в этом рабстве, потому что я не желал смерти.
- Да, они все еще там, – я подошел к двери, прислушиваясь. Голоса стражников были слышны хоть и не так явно, но их обладатель располагались где-то поблизости, конечно же, по приказу Генриха.- Они пробудут здесь всю ночь, потому что так приказал им король.
«Она действительно бы спрыгнула, если бы не высота? Она намного сильнее, чем мне казалось.» Сев в кресло около стола, я внимательно посмотрел в окно, стараясь не смущать жену взглядом, которой ей совершенно не хотелось ощущать.
- Я буду рад уступить вам постель, если вы не против,- я понимал, что сегодня я должен был остаться здесь, в этом кресло.- Стражники не пропустят вас в свои покои. А если и пропустят, то король вернется вас обратно. Прошу.
Я указал Кенне на постель, которая только сегодня была заправлена чистыми и свежими простынями. Устроившись поудобнее в кресле, я продолжал проклинать отца за то, что от ломает судьбу Кенны, мою судьбу.

Отредактировано Sebastian de Poitiers (2014-05-05 18:20:25)

+3

4

All Ends – Nobody's Story
This is a story about a girl
A lonesome girl in a lonely world
Her only dream was to find the light
in this cold rainy winter night


По крайней мере, плакать она прекратила. Это уже какое-никакое начало принятия того, что случилось. Хотелось бы иметь возможность верить в то, что отрицание факта свадьбы заставит ее исчезнуть, но этого не будет. Об аннулировании тоже не стоит и думать. Это сделает лишь хуже. Из этой ситуации нет хорошего и правильного выхода. Все они ведут в тупик. Все они ведут к бесконечному несчастью. Все они совершенно не нравятся леди Кенне. Или, может, теперь она должна привыкать называть себя Кенной де Пуатье? Ведь она теперь замужем. И вот он, ее муж, стоит здесь, в этой же комнате, но оба они так далеко друг от друга, как только можно быть. Хотя бы в своих мыслях. Вот только даже мысли не могут спасти, ведь и там нет никакого покоя. Она любила Генриха, а он не просто так и не ответил ей взаимностью. Он разрушил ей жизнь. Очень "приятной чувство", когда любимый человек так делает, не так ли? И бежать некуда. Ни в реальности, ни в мыслях. Придется оставаться здесь, наедине с человеком, с которым даже не знаешь, о чем разговаривать. Они ведь совсем не знают друг друга. Единственное, что объединяет этих двоих, так это Мэри. Но не говорить же им о ней. Ах да, еще их объединяет Генрих. И больше всего их роднят стражники, которые не позволят этому кошмару закончиться хотя бы на одну ночь.
- Спасибо, - единственное, что она могла произнести. И сейчас девушка и правда была очень благодарна Себастьяну. Хотя бы за понимание. Другой на его месте мог бы воспользоваться ситуацией. Или сделать что-то еще и похуже. Все-таки будучи лишенным права самостоятельно выбрать себе человека, с которым проведешь всю свою оставшуюся жизнь, можно и немного сойти с ума. Но это Себастьян. И, хоть Кенна и почти не знала его, но он всегда казался ей хорошим человеком. Не тем, за кого она хотела бы выйти замуж, но, тем не менее, хорошим.

A cold existence left to pass
Too many feelings are shaped like glass


Разговаривать не хотелось. Обсуждать что-либо - тоже. У них еще вся жизнь впереди, чтобы обсудить случившееся. А сегодня нужно просто поспать. Утро вечера мудреннее. Кто знает, может завтра все это не будет казаться таким ужасным. Хотя кого мы обманываем? Конечно же, будет.
Кенна прилегла на кровать, не раздеваясь. Может, когда-нибудь она и сможет спокойно снимать одежду при муже, но не сегодня. Сегодня девушка еще не может принять этот брак. Сегодня она не будет и пытаться.
Девушка потушила свечу, стоявшую возле кровати и уставилась в потолок. Спать в присутствии мужчины, если этот кто-то не король, для нее было слишком непривычно. Да и слишком много мыслей было в голове. Они мешают. И заставляют с новой силой переживать. Хорошо, что теперь хотя бы уже без слез. Снова разрыдаться девушка себе просто не позволила бы. Она ведь не какая-нибудь там сопливая девчонка. Она разберется со всем этим. Она будет сильной. И все равно не уснет. Хотя бы потому что ерзания Себастьяна раздражают ее слух. Можно, конечно, понять, что в кресле спать совсем неудобно, но... но нет никаких "но". Кенна знала это. Себастьян такая же жертва ситуации, как и она. Только ему повезло чуть больше. Все же Мэри для него уже совершенно недоступна, а теперь в жены ему досталась красивая девушка из знатной семьи. Жаловаться не на что. И все же счастливым он не выглядел. И кресло его не прекращало раздаражать Кенну. Такими темпами она никогда не сможет заснуть.
- Себастьян? Можете лечь на кровать. Здесь хватит места на нас двоих, - в конце концов, вечно спать в кресле он все равно не сможет. И ничего с ней не случится, если муж просто полежит рядом. - Иначе ваше кресло сведет меня с ума.
Больше ничего говорить девушка не собиралась. Пришло время спать. Хотя бы попытаться это сделать. Завтра ей понадобятся силы, чтобы жить дальше. И делать вид, что все в порядке. Несмотря на то, что сердце ее разбито. И жизнь тоже.

Nobody knew
Nobody saw
Even God didn´t know who that lonely girl was
She didn´t understand why nobody wanted her
She was all alone..

+1

5

Я мог спать везде. На мокрой траве в ночном лесу. В темной тюремной камере, подвешенный за руки цепями к потолку. В чистой уютной постели в собственной комнате. На зеленой траве, нагретой летним солнце. Сон мог настигнуть меня везде, где бы я не находился. Везде и всегда, но не сейчас. Кресло было настолько неудобным, что я шевелился каждый пять минут. Порой мне казалось, что я не мог уснуть только из-за того, что произошло сегодня вечером. Нежелательная свадьба для обоих молодожен, нахождение их в одном комнате. Все это не давало мне покоя, и мысли в голове не хотели утихать. Я вертелся на стуле, а тот скрипел, раздражая слух всех, кто находился по близости. Я слышал, как стражники продолжают тихо говорить за дверью. Их тихие разговоры были обусловлены тем, чтобы доложить королю все, что происходило за дверьми этой комнаты после нежелательного и принудительного торжества.
Я понимал, что скрипения кресла раздражают Кенну. В темноте мне казалось, что мои ерзания еще больше раздражают слух, чем при свете свечей. В комнате стояла гробовая тишина, а единственным источником света был лунный свет, который медленно проникал в окно. Я всегда хотел прогуливаться под лунным светом с той единственной девушкой, которая бы в будущем смогла бы стать моей женой. С той, которая бы согласилась разделить со мной оставшуюся жизнь, которая бы не жалела, что наша свадьба состоялась. Я не могу сказать, что это было моей мечтой, но я всегда желал этого. Но теперь мне казалось, что все мои надежды на мое светлое будущее сломались. Возможно, когда-нибудь я пойму, что леди Кенна и стала той единственной, но на это нужно было время. Наверное, через несколько лет я смогу гулять с Кенной, держа ее за руку и разговаривая на те темы, о которых должны говорить счастливые влюбленные друг в друга люди, которые навсегда связали свою жизнь крепкими узами брака. Но вся эта неопределенность, все эти "наверное" и "возможно". Все это ставило меня в тупик, затуманивало все мысли о будущем, о нашей с Кенной будущем.
Я удивился, когда моя новоиспеченная жена предложила лечь рядом. Я знал, что это будет неприятно ей. Единственный мужчина, который делил постель с леди Кенной, кто засыпал с ней рядом, был король, мой отец, Генрих II. И теперь, когда рядом будет лежать бастард короля, она будет просыпаться каждые пять минут, чтобы снова и снова убедиться в том, что это был не сон, а страшная и ужасная реальность. Медленно поднявшись с кресла, я аккуратно подошел к постели, видя в лунном свете темную фигуру леди Кенны. Опустившись рядом, я выдохнул. Кажется, все было в порядке, и все чувствовали себя хорошо. Наверное.
- Если вам не комфортно, то я могу вернуться обратно,- проговорил я тихим голосом, повернувшись так, чтобы видеть ее темный силуэт.- Вам стоит об этом только попросить.
Почему-то я был уверен, что Кенна не попросит меня вернуться обратно. Наверное, она просто хотела уснуть, чтобы завтра проснуться и понять, что все это настоящее и этим придется жить всю жизнь. Я вздохнул. Все это казалось таким ужасным, но я был уверен, что вскоре я смогу смириться с этим. Через несколько часов тяжелых мыслей я уснул.

***

Солнце уже поднялось над горизонтом достаточно высоко, когда я открыл глаза. Маленькую комнату главного конного егеря заполнял солнечный свет, который распространялся через несколько маленьких окон. В комнате было душно. Я открыл глаза и посмотрел перед собой. Кенна еще спала. Она была одета так же, как и в прошлый вечер. Аккуратное белоснежное платье. Наверное, его можно было бы назвать даже свадебным. Она была похожа на маленького ангела, с которым так жестоко распорядилась судьба. Все было неправильно, все было не так. Я вздохнул, и только теперь заметил, что моя ладонь лежала поверх руки моей жены, как бы успокаивая ее. Наверное, это произошло ночью.И она не чувствовала этого, потому что сон был слишком глубок.
- Когда-нибудь это станет нормально для нас обоих,- тихо проговорил я, но мой голос все-таки смог разбудить Кенну. Улыбнувшись ей, я аккуратно убрал руку.- Доброе утро. Я попрошу, чтобы завтрак вам подали сюда. А так же принесли все необходимые вещи из ваших покоев.
Поднявшись с постели, я подошел к окну. Солнце освещало территорию замка и Кровавый Лес, в котором бродили язычники. Сегодня мне нужно будет снова отправляться туда, найти Тьму и спасти невинных людей от этого жестокого существа. Я посмотрел на Кенну. "Наверное, если я умру в борьбе к Тьмой, она станет вдовой и будет довольна этим. В этом случае, Кенна снова сможет выйти замуж за того, кого действительно любит, или же за того, кто будет более состоятелен." Набросив на себя дорожный плащ, я отправился к выходу, не говоря ни слова. Конечно же, леди Кенна знала, что сегодня обязательно вернусь обратно.

+1



Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2016 «QuadroSystems» LLC